Значение возрастно-органических сдвигов

Косвенно в этом можно увидеть намек на, которые лежат в основе указанных изменений. Интересно, что и положительные качества старческой психики, впервые обнаруживающиеся в позднем возрасте (в частности, такие как уравновешенность, добросовестность и надеж­ность), выводимы из таких особенностей высшей нерв­ной деятельности в старости, как уменьшение объема мышления, замедление скорости психических процессов [Ruffin G., 1960]. В старых и новых работах на разные лады повторяются рассуждения об упрямстве  Если изменение характера, изменение личностного реагирования выявляются в картине органических или иных психозов позднего возраста, то вопросов относи­тельно их природы не возникает. Понятно, что подоб­ные изменения являются симптомами этих заболеваний и к нормальным проявлениям старения отношения не имеют. Нормальными проявлениями старения естест­венно считать те случаи, когда в старости не происхо­дит каких-либо изменений характера и до конца жизни пожилые остаются теми же людьми, что были и рань­ше. Сказанное следует считать правилом, характеризу­ющим положение дела с изменениями характера в по­жилом возрасте. Однако приведенные выше примеры не снимают вопроса о том, как быть с пожилыми людь­ми, у которых можно отметить изменение присущих им прежде 4ept характера, но не обнаруживающих при этом признаков органических или иных психозов позд­него возраста. Можно ли отнести эти личностные изме­нения в старости к тем, которые являются естественны­ми проявлениями возрастных расстройств, присущих позднему возрасту? Правомерным также по отношению к этим личностным изменениям, впервые обнаружен­ным в старости, остается предположение, что сами они являются дополнительным или скрытым симптомом ор­ганических или других психических заболеваний. Ори­ентированность в проблемах геронтопсихиатрии и ге­ронтологии определяет индивидуальность подхода к границам в старости.

Комментарии запрещены.