Возрастные органические психозы старости

представляют самую грубую и разрушительную форму психического старения. Мозг оказывается тем органом, а высшая нервная деятельность той системой, где про­цессы возрастного изменения выражены особо глубоко. Именно здесь деструктивно-возрастные процессы или развиваются неправомерно рано, или прогрессируют в необычно быстром темпе, приводя к грубым и необрати­мым нарушениям функций системы и необратимым из­менениям в самом органе. Возвращаясь к меткому выра­жению Т.Л.Дубиной, «ведущие колеса» старения повер­нуты в этом случае в сторону высших мозговых функ­ций, и старение приобретает самую неблагоприятную форму для человека как существа разумного. Старение как «ниспровержение функций» на первых этапах огра­ничивает и уменьшает объем психической деятельности, а в конце концов приводит к ее прекращению.

Старение центральной нервной системы находит вы­ражение в возрастных изменениях самой нервной па­ренхимы, а также и старении сосудистой системы моз­га. Старение нервной субстанции мозга и старение сосу­дов мозга могут иметь как изолированный характер, так и протекать параллельно. Подобные отношения между стареющими тканями самого органа и возрас­тными изменениями его сосудов типичны для всех орга­нов человеческого организма. Исследование этих отно­шений составляет содержание частной клинической ге­ронтологии в области каждой из медицинских дисцип­лин. Возрастные изменения функций, определяемые уменьшением числа функционирующих клеток, а также возрастным изменением функции каждой клетки в от­дельности [Фролькис В.В., 1972], в равной степени ти­пичны для всех тканей головного мозга. Время наступ­ления возрастных изменений в отдельных структурных образованиях, отдельных тканях мозга, различная ско­рость развития этих изменений определяют клиническое многообразие вариантов и форм психической пато­логии в старости.

Комментарии запрещены.