Сужение тематики бреда

Набора синдромов и симптомов, по мнению Э.Я.Штерн­берга (1965), более типично для психозов с началом в старости, чем начавшихся рано и продолжающихся до позднего возраста. Упрощение психотических синдро­мов, уменьшение их объема до стадии, когда они высту­пают в виде следов, намеков на синдром, определяют не­редко представление об отсутствии психотических про­явлений в старости. Как видно из данных, приведенных в табл. 1—3, рост числа психотических проявлений в особо поздних возрастных группах (80 и старше) приос­танавливается. Подобное наблюдение справедливо в от­ношении некоторых синдромов. Мы не могли дать иного объяснения этому, кроме того, что приводится выше. Упрощение и схематизация сложных психопатологичес­ких симптомокомплексов в старости меняют их внешние проявления до такой степени, что они становятся трудно определяемыми. Кататоническая симптоматика в старос­ти выступает фрагментарно в речевой сфере в виде му- тизма, мимоговорения или, реду­цируясь, приобретает внешнее сходство с истерическим поведением [Беленькая И.Н., 1979]. Непрогнозируемые отказы от еды, нарочитая неопрятность пожилых боль­ных, которые остаются непонятными и для психиатра, и для самого больного, по-видимому, относятся к явлени­ям этого круга. Сказанное выше хорошо иллюстрирует возрастной патоморфоз синдрома тревожно-бредовой депрессии. Этот синдром, как известно, не обладает возрастной ис­ключительностью и наблюдается во все периоды жизни. Однако в молодом и среднем возрасте он обычно высту­пает в картине сложного психопатологического образо­вания — онейроидной кататонии. В позднем возрасте тревожно-бредовый синдром выглядит схематично и каркасно

Комментарии запрещены.