Снижение функции анализаторов

Однако касается не только той сферы, к которой относится тот или иной галлюциноз позднего возраста. На приводимой табл. 9 видно, что значение сенсорной депривации (сле­пота, глухота) при галлюцинозах позднего возраста выше, чем при других функциональных психозах ста­рости. Однако слепота и глухота типичны не только для зрительного и слухового галлюциноза, они обнаружива­ются и при других формах галлюцинозов позднего воз­раста. По-видимому, подобная картина характерна для поражения тактильного и обонятельного анализаторов. Однако это может получить подтверждение лишь при специальных экспериментальных исследованиях. В при­водимой ниже табл. 14 указывается частота, с которой обнаруживается поражение слухового и зрительного анализаторов при различных формах галлюцинозов позднего возраста. Приводимые в этой таблице данные в какой-то степе­ни отражают типичное для старости положение со сни­жением зрения и слуха. Однако они не могут быть остав­лены без внимания при характеристике той особой си­туации, при которой возникают функциональные психо­зы старости. Значение возрастного изменения деятель­ности рецепторных аппаратов в возникновении галлюци­нозов позднего возраста не может быть преуменьшено. Высказанные выше соображения о характере возрас­тных влияний и зависимостей в формировании галлюци­нозов функциональной природы могут служить свиде­тельством самостоятельности этих форм как форм небла­гоприятного психического старения. Нет необходимости повторять доказательства клинической непричастности этих галлюцинозов к заболеваниям эндогенной или экзо­генной природы или возрастно-органическим психозам, так как именно эти дифференциально-диагностические критерии были использованы при исходном отборе ука­занных форм расстройств восприятия. Тот факт, что эти формы галлюцинозов практически не наблюдаются в мо­лодом и зрелом возрасте, подтверждает правомерность используемого по отношении к ним термина — «галлю­цинозы позднего возраста».

Комментарии запрещены.