Различный характер распространения мозговой атрофии

(так же как и место преимуществен­ного поражения сосудистой системы) составляет содер­жание представления о локальном и диффузном пора­жении мозга. Глубина и степень мозговых возрастных изменений являются следствием не только внутрикле­точных диссоциаций, но и грубого физического сокра­щения и уменьшения функционирующей структуры, вплоть до ее полного уничтожения. Такое заключение, имеющее отношение к характеру распространенности возрастных изменений и их глубине в центральной нервной системе, правомерно как в отношении атрофи­ческих процессов, так и деструктивных изменений моз­га (в основном за счет сосудистых возрастных измене­ний). Вопрос о том, почему в каждом конкретном слу­чае возникает тот или иной вариант возрастных измене­ний в мозгу, является лишь частью вопроса, почему старение неравномерно для различных органов и сис­тем организма. Ответов на эти вопросы современная ге­ронтология на сегодняшний день не имеет. Биологичес­кие закономерности, лежащие в основе неравномернос­ти старения различных органов и систем, определяют и неравномерность в пораженности систем и отдельных структур головного мозга. Нозологический принцип, используемый при разграничении психической патоло­гии, при подходе к органическим дефицитарным психо­зам позднего возраста предполагает наличие специфи­ческих и различных этиологических факторов при ат­рофических и сосудистых изменениях. Проводимые в этом направлении многочисленные поиски оказались малообнадеживающими. Высказываемые выше краткие соображения имеют цель обратить внимание на вопро­сы теории и практики геронтологии как на один из путей подхода к изучению патогенеза психических рас­стройств позднего возраста. Имеющийся колоссальный практический опыт клинической геронтологии нуждает­ся в сравнительном изучении, обобщении и теоретичес­ком осмыслении.

Комментарии запрещены.