Психотическая симптоматика

Она имеет различное проис­хождение. В американских работах особое внимание уделяется дифференцированию экзогенных, соматоген — но обусловленных психозов в старости. Особое место в этом отношении занимает работа G.Robinson (1942), по­священная состояниям спутанности сознания у пожилых в результате соматогенных и сосудистых влияний. Боль­шое значение состояний спутанности в клинике психи­ческих заболеваний старости подчеркивалось в ранних работах по геронтопсихиатрии [Вилле, 1873; Фюрстнер К., 1889]. За это говорят острота и тяжесть психотичес­кого состояния, частота, с которой они выявляются в старости, и, наконец, их обратимость и курабельность указывают на типичные для старости сложные взаимоот­ношения собственно-возрастных внутренних и внешних факторов. Для отечественной и немецкой психиатрии вопрос о функциональных психозах старости — вопрос спорный. Это касается прежде всего инволюционных (или пресе — нильных) психозов. Инволюционная меланхолия и ин­волюционные параноиды — яркий пример столкновения взглядов в отношении самостоятельности собственно — возрастных функциональных психозов позднего возрас­та в их конкретном клиническом выражении. История выделения этих психозов, аргументы «за» и «против» их существования относятся к периоду становления и укрепления нозологического принципа в клинической психиатрии. Какого-либо обращения к положениям общей или клинической геронтологии при решении во­просов о существовании инволюционных психозов ни раньше, ни теперь не предпринималось. Применительно к функциональным психозам эндогенной и реактивной природы, первично возникшим в старости, дело обстоит по-другому. Вопросы клинического своеобразия этих форм психозов (или первично возникших в позднем воз­расте, или начавшихся рано и продолжающихся до ста­рости) разработаны в отечественной геронтопсихиатрии как нигде полно.

Комментарии запрещены.