Поздняя шизофрения

В картине мы наблюдаем все из­вестные по ранним возрастным периодам психопатологи­ческие феномены: ту же степень остроты их проявлений, те же формы течения, типичные для начальных перио­дов этого психоза. Однако психическое старение, его вы­раженность и темп развития определяют тот фон, на ко­тором развивается заболевание. Динамика и исход позд­ней шизофрении определяются не столько закономер­ностями, присущими эндогенному процессу, сколько возрастными ограничениями физических и психических сил старого человека. Эти ограничения нарастают неук­лонно и неравномерно с учетом большего или меньшего поражения тех или иных сторон соматопсихического ста­туса. Именно это оказывается зачастую основным, что определяет общий облик больного шизофренией. Боль­ной с выраженными идеями преследования, воздейст­вия, синдромом психического автоматизма может пред­стать в виде слабого, жалкого, чудаковатого старика, нуждающегося в самой элементарной помощи и под­держке. В этом случае больной старик не похож на мо­лодого больного шизофренией, как пожилой не похож на юношу. Диагностика шизофрении неизбежна, когда является возможность сравнения между собой большого числа психически больных пожилого возраста. Принци­пы разграничения эндогенных, органических и экзоген­ных психозов в этом случае оказываются теми же, кото­рые используются в ранних возрастах. Возрастное видоизменение типичных проявлений ши­зофрении за счет упрощения клинической картины, су­жения объема расстройств, разрыхления и утраты свя­зей между отдельными сторонами психопатологических образований — причина того, что клиническая картина поздней шизофрении отличается от шизофрении, возни­кающей в ранние возрастные периоды. Отсюда и опреде­ленные трудности при дифференциации форм шизофре­нии в старости. Некоторым авторам возможность подобной дифференциации представляется вообще иллюзорной.

Комментарии запрещены.