Отсутствие реаль­ной жизненной проекции на будущее

Это ясно как для самого старого человека, так и для его молодого окружения. отмечает, что старики по собственной инициативе перестают посещать клубы, участниками кото­рых они были ранее. Критическое отношение к своим фи­зическим и психическим силам и возможностям определя­ет самоизоляционистские тенденции пожилого человека, для которого условия внутреннего одиночества на опреде­ленном этапе жизни оказываются психически более ком­фортными [Walton К., 1968]. Стремление к изоляции по­жилых людей D.Tanenbaum (1967) сравнивает с тем, что испытывает человек, желающий предаться размышлениям о самом себе. Подвергнув сравнительному исследованию наклонность к уединению, выявляющуюся у лиц молодого и пожилого возраста, М.Lawton и соавт. (1970) отметили более высокую потребность к изоляции у старых людей. Глубина чувства одиночества и главное — боязнь того, что оно несет для пожилого человека, находятся в прямой связи с физическим состоянием. Выше отмеча­лось, что, проживая одиноко, старый человек отклады­вает свое поступление в дом престарелых до времени ухудшения физического состояния, т.е. до того периода, когда он не сможет обойтись без посторонней помощи. Точно так же пожилые, живущие отдельно от родствен­ников, оставляют про запас возможность соединиться с ними в случае, если с годами придут физическая сла­бость и дряхлость. Другими словами, пожилой человек, находясь в реальной обстановке старения, имеет доста­точно психических сил, чтобы самостоятельно регулиро­вать вопрос своего одиночества, объективно его оцени­вая и вырабатывая в этом плане адекватные формы по­ведения.

Комментарии запрещены.