Коллективный психо­социальный портрет

Каждой из исследованных групп оп­ределялся как внешними факторами, так и сугубо лич­ным отношением человека к факту старческих измене­ний своего физического и психического состояния, осо­знанием неизбежности подчиненного, зависимого поло­жения в семье и обществе. Изменения в старости привы­чного образа жизни, семейного положения, места прожи­вания, пищевого рациона оказались более выраженными у пожилых Костромской группы по сравнению с жителя­ми Кавказа. По-видимому, именно этот внешний фактор оказался определяющим в том, что такие черты в психи­ческом статусе, как боязнь возможной физической сла­бости, болезней, опасения нежелательных жизненных перемен в ближайшем будущем, чаще обнаруживались у пожилых сельских жителей Костромской области и драктически отсутствовали у пожилых и долгожителей Кавказа. Стабильное положение в старости, неизменные рацион питания-, уклад жизни, устойчивая перспектива на будущее снижают вероятность стрессовых ситуаций у жителей Кавказа (по сравнению со стариками, обследо­ванными нами в средней полосе России). Роль этих фак­торов не может быть преуменьшена, но не должна также и переоцениваться при решении вопроса о причинах «феномена долгожительства» в указанных регионах Кавказа. Суммарные характеристики психосоциального стату­са долгожителей и пожилых первой и второй групп не обнаружили каких-либо заметных различий по основ­ным «параметрам» психической жизни, отражающим сферу глубинных личных переживаний, осознание свое­го нового старческого бытия и вытекающих отсюда последствий. И в той, и другой группе обнаружился при­близительно одинаковый процент старых людей, фило­софски и терпимо относящихся к нежелательным, а иногда и болезненным проявлениям, сопровождающим старение. Вместе с тем и в той, и другой группе обнару­живались пожилые люди с активным неприятием своего старения, нетерпимо относящиеся к имеющимся у них физическим недугам.

Комментарии запрещены.