Клиническое доказательство

В содержании психоза звучит травматизирующая си­туация, причем это происходит не прямо, а в форме бредово-фантастической разработки ситуации, не получаю­щей контроля критики. Подобные положения представ­ляют собственную и оригинальную разработку клиничес­кой проблемы большой сложности. Однако и в данном случае правомерно замечание, что высказанные положе­ния столь же применимы, если соотнести их с возрас­тными особенностями в картине поздно начавшихся эн­догенных психозов с подобной клинической картиной. В этом отношении интересны данные P.Kielholz (1959), который отмечает, что описанные типичные характеро­логические особенности в чистом виде наблюдаются в 80 % случаев инволюционной меланхолии; в 20 % они выступают у шизоидных личностей, склонных к своеоб­разным и неожиданным аффективным реакциям. Можно также сослаться на мнение F.Kallmann (1952), который рассматривает личностные особенности при инволюци­онной меланхолии в плане шизофренических изменений личности. Таким образом, если сам факт наличия пре- морбидных особенностей у больных инволюционной ме­ланхолией не вызывает возражений, то стремление ис­пользовать их в качестве аргумента о нозологической самостоятельности заболевания требует осторожного от­ношения. Вопрос о месте личностных изменений при ин­волюционной меланхолии найдет свое окончательное ре­шение одновременно с решением вопросов о сути и со­держании самих эндогенных психозов, а следовательно, и их связях с процессом старения. Внимание, которое уделяется преморбидным особен­ностям больных с инволюционной меланхолией, обу­словлено теми особыми задачами, которые возникают у стареющего человека. В какой степени пожилой человек в состоянии приспособиться к новым внешним и внут­ренним условиям, зависит как от него самого, так и от конкретных внешних условий. Точка зрения об особой роли психогенного фактора в комбинации неблагоприят­ных факторов, имеющих провоцирующее или патогене­тическое значение при инволюционной меланхолии, вы­сказывалась давно.

Комментарии запрещены.