Факторы социальной и сенсорной деприва­ции в группе больных функциональными психозами позднего возраста

Выше приводились данные о частоте, с которой обна­руживаются (см. табл. 9). Имеет место значитель­ное превышение категории одиноких, но имеющих род­ственников, живущих отдельно, в группе параноидов и галлюцинозов позднего возраста. Это, на наш взгляд, свидетельствует об особом виде активности пожилых больных, которые сами выбирают для себя одиночество как наиболее подходящую форму существования. Из табл. 11, приводимой ниже, следует, что фактор одино­чества особо значим в группе параноидов позднего воз­раста (в сравнении с другими бредовыми психозами). Цифры, характеризующие распространенность факторов социальной (одиночество) и сенсорной (выраженное снижение слуха) депривации, оказываются при паранои — дах более высокими, чем при бредовых психозах эндо­генной и органической природы. Поступление больных позднего возраста в больницы в значительной степени определяется тем, что они одиноки и нуждаются в уходе. Однако если в группе эндогенных и органических бредо­вых психозов среди одиноких определенный процент со­ставляют люди, бывшие одинокими и в зрелые годы (старые холостяки, старые девы), то в группе паранои­дов позднего возраста такой категории нет. Обычно эти пожилые люди в прошлом имели свою семью и в настоя-

щее время имеют родственников, с которыми поддержи­вают связь. Особое значение фактора социальной изоля­ции при параноидах позднего возраста подчеркивается его связью с факторами сенсорной депривации. Цифры, характеризующие распространенность снижения слуха и зрения (см. табл. 11), а также полной слепоты (см. табл. 9), оказываются устойчиво высокими именно в группе паранойдов позднего возраста. С точки зрения интересу­ющего нас вопроса приведенные данные свидетельству­ют об особом положении параноидов позднего возраста как среди функциональных психозов старости, так и во­обще среди бредовых психозов, первично возникших в этот возрастной период. По существу параноид позднего возраста возникает и развивается на фоне двух как бы противоречивых тенденций. С одной стороны, это не­приятие одиночества, жалобы на незащищенность, с другой — стремление к самостоятельности, независимос­ти, изолированности. Вопрос о причинно-следственных зависимостях между факторами сенсорной и социальной депривации й возникновением в старости параноидов позднего возраста не может решаться прямолинейно. Клиническое исследование обнаруживает ряд данных, указывающих на сложный характер этих зависимостей. Как уже говорилось, при параноидах позднего возраста в содержании бреда звучит конкретная внешняя ситуа­ция, отражающая в какой-то степени общую ситуацию старения в ее крайнем и неблагоприятном варианте.

Комментарии запрещены.