Психическое старение

Патогенетические влияния при возрастных депрессивных реакциях

С позиций структурного анализа оценивает, в клинике которых он наблю­дал бред ущерба малого размаха. N.Petrilowitsch (1959) применяет такой подход к группе «застывших» депрес­сий пожилого возраста. ис­пользует этот момент по отношению к бредовым реакци­ям при органических поражениях головного мозга. Точка зрения о патогенетическом значении взаимоза­висимых неблагоприятных факторов, привносимых ста­рением, распространяется как на депрессивные, так и на параноидные психозы. В отношении последних выделя­ются и особые клинические формы, по отношению к ко­торым подобное заключение представляется особо пра­вомерным. Взгляды на значение одновременного дейст­вия многих причин в происхождении психозов позднего возраста получили значительно большее распростране­ние, чем в других областях психиатрии. Многомерный подход не исключает, а, наоборот, предполагает выделе­ние основного или ведущего патогенетического фактора в общей констелляции патогенетических агентов. «Мно­гослойный» диагноз Кречмера применительно к психо­зам, возникающим первично в старости, интересен с точ­ки зрения особой роли психореактивного момента среди других патогенных факторов. Однако вопрос о инволюционных психозах как пси­хозах реактивных прямо не ставился и не ставится. Во­обще «чистые» реактивные психозы вряд ли возникают в старости, слишком значимы такие факторы, как орга­нический, инволюционный Читать далее

Нозологическая самостоятельность параноидов позд­него возраста

Она предусматривает в первую очередь отгра­ничение их от бредовых психозов органической приро­ды. Представление о том, что инволюционные паранои — ды могут быть причислены к органическим деструктив­ным заболеваниям позднего возраста, находило не так много сторонников. Можно привести мнение L.Bouman (1929), считающего, что случаи параноидных психозов инволюционного периода должны обнаруживать атро­фические мозговые изменения. А.3.Розенберг (1939) го­ворил о мозговом атеросклерозе или старческом слабоу­мии в клинических случаях, приводимых К.Клейстом и Г.Зеелертом, где выявлялась картина маломасштабного бреда преследования ущербного характера с типичными особенностями течения заболевания. H.Kehrer (1953, 1955) описал возникающие в инволюционном периоде бредовые состояния, в основе которых лежат атрофичес­кие изменения. Делались даже попытки обнаружить признаки органического поражения в мозгу при инволю­ционных параноидах объективными методами. Однако проведенные, например, пневмоэнцефалографические исследования не давали оснований предполагать органи­ческую природу этих заболеваний Значительно больше неясностей остается на сегод­няшний день в вопросе о сходстве или различиях инво­люционных паранойдов и шизофрении. Первые описа­ния инволюционных параноидов  указывают Читать далее

Психическая и физическая слабость

Это утомляемость, истощаемость создают специфический облик пожилого сосудистого больного. На первых эта­пах это находит выражение в типичных жалобах боль­ных на неспособность к сосредоточению, усталость, не­собранность, снижение работоспособности. Типична для этих больных непереносимость яркого света, громких звуков, алкоголя В дальнейшем, на стадии развернутых проявлений болезни, выявляется не­способность ко всякого рода умственному напряжению. При этом обычно сохраняется относительное понимание собственной беспомощности. Попытки маскировки несо­стоятельности обычно наивны и примитивны. Речь боль­ных выявляет склонность к «рассуждательству» — это длинные, с бесконечными отвле­чениями и уточнениями построения, нить которых боль­ной постоянно теряет, снова и снова возвращаясь к тому, с чего начал. Беспомощная, путаная речь, неспособность к фиксации внимания, затруднения в мышлении — ти­пичные симптомы атеросклеротической деменции. Суще­ствует особая связь мозговых сосудистых поражений с аффективными расстройствами [Рот М., 1955]. Обычны здесь симптомы аффективной слабости, неустойчивости. В переживаниях больных болезненно сочетаются обиды и претензии, отдельные стремления и невозможность их реализации из-за психической слабости. Астенический пониженный фон настроения определяет и характер раздражительности больных, которая также имеет все признаки слабости и истощаемости. Читать далее

Заключительные стадии возрастно-органической де­менции

Они характеризуются практически прекращением функционирования систем высшей нервной деятельнос­ти. Именно на этой стадии выявляются состояния, кото­рые сами по себе являются признаком старения как пол­ного использования жизненного ресурса в отдельно взя­той системе организма. Выше мы касались вопроса, что возрастные измене­ния высшей нервной деятельности могут завершиться полным выключением психических функций и что этот процесс, завершающий инволюцию изолированного ор­гана или системы, оказывается сам по себе причиной смерти («церебральная смерть»). Такой конец неблаго­приятного психического старения типичен для прежде­временного и особо злокачественного течения инволюци­онного процесса (болезнь Альцгеймера). Однако отдель­ные элементы «церебральной смерти» можно наблюдать и при других формах органической деменции в позднем возрасте. Трагическая картина такого рода завершения жизни по сути представляет собой симптоматику психи­ческого старения, когда функциональная активность систем высшей нервной деятельности практически на нуле. Поведение, все действия больных свидетельствуют о сенильной децеребрации и носят чисто рефлекторно­вегетативный характер. Наиболее тяжелым симптомом этого-ряда является грубая неопрятность слабоумных больных, сопровождающаяся полным безразличием Читать далее

Объяснение появления в позднем возрасте нежела­тельных изменений характера

Это не выходило обычно за пределы назидательно-нравственных соображений об особой роли неправильного образа жизни, пьянства, рас­путства и т.д. Представление о болезненной природе вы­являющихся в старости личностных изменений в офор­мленном виде определилось ко времени внедрения нозо­логического принципа в клиническую геронтопсихиат­рию. Установившийся взгляд на старческое слабоумие как болезнь строго ограничил его рамки клиническими симптомами заболевания. Когда эти симптомы есть, тогда перед нами болезнь позднего возраста, когда их нет — это возрастная норма. Э.Крепелин считал стар­ческое слабоумие показательным примером самостоя­тельной нозологической формы: характерная клиничес­кая картина, типичные морфологические изменения по­зволяли ставить вопрос о специфической этиологии и па­тогенезе. Описывая личностные изменения при этой бо­лезни, Э.Крепелин (1909—1915) подчеркивал их схо­жесть с теми изменениями, которые наблюдаются у по­жилых людей вообще. Э.Крепелин пишет о типичных для пожилых лиц упрямстве и подозрительности. В этих чертах, а также эгоцентризме, ригидности старые авто­ры видели предвестники будущих болезненных измене­ний в позднем возрасте в форме старческой деменции Изменения характера и всего строя личности выводились обычно из типичных Читать далее

Болезнь Альцгеймера

Многочисленные экспериментальные исследования и клинические наблюдения лежат в основе разного отно­шения к «алюминиевой модели» [Foncin J., 1987]. Вопрос о роли алюминия в клеточ­ных изменениях нервной ткани мозга (при неблагопри­ятных и болезненных формах психического старения) в настоящее время нельзя считать решенным. В литерату­ре последних лет встречаются отдельные сообщения об особенностях состава физиологических мозговых жид­костей, активности различных ферментов, гистохими­ческих изменениях нервной ткани мозга у здоровых по­жилых лиц и больных органическими деменциями позднего возраста. Если и находятся при этом специфи­ческие особенности, отличающие здоровых от больных, то какой-либо разницы в случае атрофических и сосу­дистых деменций обычно не отмечается  Интерес к исследованиям сенильных бляшек и альц — геймеровских нейрофибрилл не ослабевает и по настоя­щее время. Новые результаты биохимических, гистохи­мических, морфологических исследований на сегодня пока еще мало что-либо добавили к тем основным поло­жениям, которые могут быть сформулированы как итог изучения клинико-морфологических зависимостей. Морфологические признаки атрофии мозга, как види­мые на глаз, так и внутриклеточные (сенильные бляш­ки, альцгеймеровское изменение нейрофибрилл, грану­ловакуольная дегенерация), обнаруживают Читать далее

Сужение тематики бреда

Набора синдромов и симптомов, по мнению Э.Я.Штерн­берга (1965), более типично для психозов с началом в старости, чем начавшихся рано и продолжающихся до позднего возраста. Упрощение психотических синдро­мов, уменьшение их объема до стадии, когда они высту­пают в виде следов, намеков на синдром, определяют не­редко представление об отсутствии психотических про­явлений в старости. Как видно из данных, приведенных в табл. 1—3, рост числа психотических проявлений в особо поздних возрастных группах (80 и старше) приос­танавливается. Подобное наблюдение справедливо в от­ношении некоторых синдромов. Мы не могли дать иного объяснения этому, кроме того, что приводится выше. Упрощение и схематизация сложных психопатологичес­ких симптомокомплексов в старости меняют их внешние проявления до такой степени, что они становятся трудно определяемыми. Кататоническая симптоматика в старос­ти выступает фрагментарно в речевой сфере в виде му- тизма, мимоговорения или, реду­цируясь, приобретает внешнее сходство с истерическим поведением [Беленькая И.Н., 1979]. Непрогнозируемые отказы от еды, нарочитая неопрятность пожилых боль­ных, которые остаются непонятными и для психиатра, и для самого больного, по-видимому, относятся к явлени­ям этого круга. Сказанное выше хорошо Читать далее

Нозологическая спе­цифичность

Такие медицинские ка­тегории, как этиология, патогенез, правомерны в отношении болезненных про­цессов, не имеющих причинной связи с процессом инво­люции. Примером таких болезней могут служить трав­мы, инфекции, рак. Сюда же могут быть отнесены шизо­френия, маниакально-депрессивный психоз. Объединя­ющим моментом всех этих болезней является то, что они возникают в любом возрасте и к процессу старения пря­мого отношения не имеют. Другое дело — клинические проявления, отражающие собственно процесс старения. Выраженные в глубокой степени или появляющиеся преждевременно (остеопороз, старческая катаракта, па­родонтоз, старческое слабоумие), эти клинические про­явления имеют все признаки неблагоприятной, или бо­лезненной, формы старения. Использование в данном случае известных положений нозологической медицины об этиологии и патогенезе не может не вызвать возраже­ний. Клинические проявления этих неблагоприятных форм старения являются симптомами старения, а не симптомами болезней Симптомы.ста­рения предстают перед нами как свидетельство начинаю­щихся возрастных изменений, вначале преимущественно в каком-либо одном органе или системе, а затем во всем организме. Процессы, лежащие в основе старения раз­личных органов и систем, едины. Психическое старение определяется теми же биологическими закономерностя­ми и тенденциями, что и старение Читать далее

Возрастания частоты психических болезней

В этих иссле­дованиях прослеживается четкая тенденция по мере увеличения воз­раста. Рост числа психически больных пожилого возрас­та по мере старения населения отражает, с одной сторо­ны, рост доли стариков среди других возрастных групп, а с другой — является отражением собственно-возрас­тной закономерности, увеличения вероятности возникно — . вения психических расстройств у самого старика. Выше приводились данные, что в общей группе пожилых пси­хически больных процент лиц с картиной органического слабоумия тем выше, чем старше возраст. Это понятно, ибо возрастно-деструктивные органические изменения в центральной нервной системе составляют суть и содер­жание самого процесса старения. Чем старше возраст, тем больше вероятность, что проявятся эти симптомы старения.

Учащение неблагоприятных форм психического ста­рения по мере продвижения в возрасте находит выраже­ние в учащении числа симптомов дефицитарного ряда. Их больше, чем старше возраст. Подобная наклонность к росту числа дефицитарных психических расстройств по мере увеличения возраста в старости находится в одном ряду с тем, что постоянно наблюдается с нормаль­ными пожилыми людьми и что очевидно как для посто­роннего наблюдателя, так и для самого старого челове­ка. Типичный пример — увеличивающаяся с возрастом наклонность к ошибками памяти и ошибкам суждения. Как уже указывалось выше, рассказы Читать далее

Границы эндогенных психических наруше­ний

Различия, существующие во взглядах на характер и в старости, — одна из причин невозможности сравне­ния конкретных данных, полученных различными авто­рами о распространенности психических нарушений. Практически невозможно получить точные данные о час­тоте, с которой встречаются в пожилом возрасте психи­ческие нарушения ранних возрастных периодов; трудно составить единое представление и о соотношениях собст­венно психических нарушений старости органического и функционального характера.

В работе, положившей начало современному разгра­ничению органических и функциональных психозов позднего возраста, расширили круг обследованных (больные, находящиеся в больницах, учреждениях для престарелых и в домашних условиях), процент функци­ональных расстройств (31 %) и органических синдромов (10,3 %) оказался значительно более низким. Используя тот же принцип систематизации и те же диагностические принципы, соавт. (1982) специально подвергли провер­ке указанную систематику с точки зрения современных диагностических критериев. Они отметили, что в 90 % случаев современные диагностические критерии уклады­ваются в систематику того времени. Ими было отмечено сравнительное увеличение числа больных, страдающих сенильной деменцией. Аналогичное Читать далее