Иследования

Физический недуг

В сознании человека старость отражается преимуще­ственно как, болезненное состояние По существу старение пред­ставляет собой состояние постоянно переживаемого фи­зического недомогания, выраженного то в большей, то в меньшей степени. Р.Беннет (1972) заметил, что 90 % лиц преклонного возраста основную жизненную проблему в старости видят в том, что физическое здоровье у них не­прерывно ухудшается. «Согласие» со своим старением приходит к пожилому человеку тогда, когда он призна­ет, что среди всех жизненных проблем главной для него оказывается физическое состояние Само осознание факта начала старения определя­ется ограничением физических возможностей, ощущени­ем недомогания, болезненными переживаниями физичес­кого упадка. «Старики,— писал Лопес Ибор (1962), — начинают чувствовать свое тело как невозможность им пользоваться». Утрата присущей прежде человеку мо­бильности — сигнал о начале старения. Сохранение мо­бильности — основное условие самостоятельности пожи­лого человека, когда он может обходиться без посторон­ней помощи

Характер соматических изменений, различный на каж­дом из этапов возраста обратного развития, соответству­ющим образом находит отражение и в психике пожи­лых. Повышенное внимание к возрастным изменениям в физическом состоянии особенно типично для первых этапов старения Это время появления первых признаков увядания (время Читать далее

Возраст

Он близкий к пределу этого срока (75 — 80 лет), оказывает­ся предпочтительным для выявления возрастных нару­шений функционирования в системах высшей нервной деятельности. В случае неблагоприятных форм психи­ческого старения клинические признаки нарушения функций находят выражение в неспособности адекватно воспринять окружающую обстановку, оценить ее и найти адекватную этой обстановке форму поведения. Речь идет об известных клинических проявлениях сенильной де- менции. Старческое слабоумие — неблагоприятная фор­ма психического старения — имеет все признаки возрас­тно-деструктивных изменений в корковых отделах моз­га. Это классический пример «топности» возрастно-де­структивного процесса в области высших психических функций. Применительно к этим областям вопрос о не­благоприятном проявлении возрастного процесса в виде сенильной деменции так же альтернативен, как и для иных неблагоприятных форм старения в любом из орга­нов и систем. Сенильной деменции может не быть, но если она возникает, то средний и предпочтительный воз­раст этого процесса — около 75 — 80 лет. Однако подоб­ного рода нарушение функционирования высшей нерв­ной деятельности может возникнуть раньше и позже ука­занного срока, на любом этапе обратного развития, при­чем как в пресениуме, так и в глубоком сениуме. Все, что говорилось выше об альтернативности возникновения сенильной деменции Читать далее

Умеренные поло­жительные сдвиги в интеллектуально-мнестической сфе­ре

В некоторых случаях при этом можно наблюдать и. Примером положительного эффекта (умеренной сте­пени) при использовании медикаментозных средств у больных с интеллектуальным снижением может служить имеющийся у нас опыт применения такого аналептика, как коразол (в комбинации с никотиновой кислотой). Положительный эффект от применения никотиновой кислоты при сенильной деменции находит объяснение за счет улучшения кровоснабжения мозговой ткани и соот­ветственно улучшения метаболических процессов в коре мозга Имевший распростране­ние в прошлые годы метод лечения комбинацией коразо — ла и никотиновой кислоты интеллектуального снижения в старости (например, в случае сенильной и атероскле­ротической деменции) на многое не претендовал. Ис­пользование этих препаратов, по свидетельству ряда ав­торов, восстанавливало нарушение способности к ориен­тировке в окружающем, улучшало контакты с людьми, ухаживающими за больным Если согласиться с тем, что основной целью лечения дементного старого больно­го является поддержание определенного уровня актив­ности, который делает возможным содержание его в до­машних условиях], то не следует пренебрегать и тем не­большим эффектом, который может дать комбинация ко­разол а и никотиновой кислоты. К настоящему времени можно думать, что надежды на положительный эффект от ноотропных препаратов в случае дементирующих Читать далее

Наличие сенильных бляшек

Неясным остается только вопрос о том, в какой степени является по­казателем болезненного психического старения, свиде­тельством слабоумия в старости. Находки сенильных бляшек у пожилых лиц, не обнаруживающих при жизни слабоумия, заставили обратить внимание на количест­венную сторону дела. Точка зрения, что психическая норма и патология в старости отличаются количествен­но, а слабоумие — лишь простое усиление нормы, могла получить и патоморфологическое подтверждение. Со­гласно этим воззрениям, отсутствие или малое количест­во бляшек и альцгеймеровских изменений фибрилл гово­рят о нормальном старении, много бляшек — о патоло­гии. Указанные морфологические элементы и слабоумие связаны между собой причинно. Доказательства подоб­ного рода могли быть получены лишь при сравнитель­ном исследовании дементных и сохранных пожилых людей. Поиски этиологии и патогенеза болезненных проявлений в старости на этой стадии по существу пере­ходят уже в исследования собственно геронтологической проблемы — содержания психического старения. Срав­нительные патоморфологические исследования пожилых лиц, не обнаруживающих при жизни признаков интел­лектуального снижения, и слабоумных больных имеют относительно небольшую историю. В основном это ис­следования сенильных бляшек и альцгеймеровских ней­рофибрилл. Сенильные бляшки представляют собой амилоидно- подобные образования, ядра которых активно восстанав­ливают Читать далее

Сравнительно-возрастное исследование истерических нарушений

Проведенное в нашей клинике В.М.Новико­вым (1983), показало, что именно пресениум оказывает­ся временем наиболее ярких и тяжелых истерических проявлений, особо тягостных для самих больных и их окружения. Именно в этом периоде выявлялись ныне редко наблюдаемые симптомы физической конверсии (парезы, ступор и др.), конфликтные отношения с окру­жающими приобретали особо . выраженный характер. Однако в дальнейшем судьба невротических и психопа­тических расстройств истерической природы оказывает­ся иной. Возрастные влияния на этапах, следующих после пресениума, все больше и больше отражают общие закономерности, присущие самому процессу психическо­го старения. Истерические нарушения (как и другие по­граничные расстройства) претерпевают возрастные изме­нения тем больше, чем старше возраст. В нашей клинике А.И.Кузьминым было проведено специальное катамнестическое исследование больных, которые 30 лет тому назад стационировались в психиат­рические больницы по поводу развернутых проявлений истерической психопатии. В исследование включались больные, диагноз которым был выставлен такими из­вестными психиатрами, как. Эти больные, достигнув воз­раста 60 — 65 лет, не обнаруживали уже развернутых и ярких проявлений истерического психоневроза, хотя  имели все его признаки. Можно было говорить об упро­щении и сужении этих проявлений. В пожилом возрасте эти лица выявили сравнительно неплохие способности Читать далее

Депрессивные идеи самообвине­ния и осуждения

Они часты в клинической картине. Практи­чески постоянный симптом депрессии — ипохондричес­кие расстройства (от ипохондрической фиксации на соб­ственно старческих недугах до развернутых состояний ипохондрического бреда). Меланхолическая деперсона­лизация в большей или меньшей степени наблюдается практически всегда. Интересно, что собственно старчес­кая тематика в виде жалоб на возрастные изменения силы, активности и т.п. в переживаниях занимает мень­шее место, чем можно было бы ожидать. Подобные пере­живания редко составляют содержание ипохондричес­ких бредовых идей. Заявления типа «старики никому не нужны» чаще можно услышать на приеме в геронтологи­ческом кабинете, чем от таких больных. Точно так же и в период ремиссий больные менее фиксированы на своем старении, нет недовольства своим положением в семье, жалоб на непонимание со стороны окружающих. Созда­ется впечатление, что эти типичные для пожилых людей переживания слабо вовлекаются в круг болезненных при позднем МДП. Особо частым в картине поздних депрес­сий оказывается наличие тревожного компонента. На первых этапах изучения таких больных у нас было иску­шение сформулировать категорический вывод: депрес­сия, возникшая в позднем возрасте, всегда содержит тревожно-бредовый компонент. В дальнейшем мы имели возможность убедиться, что первые депрессивные фазы в старости могут иметь типичную Читать далее

Существование инволюционной меланхолии

Подобное единство, кстати, отсутствовало при обсуждении характера заболе­вания. Основная мысль, к которой постоянно возвраща­лись участники заседания, звучала так: как самостоятельного забо­левания позднего возраста спорно; но если допустить, что это заболевание существует, то рассматриваемый случай — типичный пример. Отделение психозов позд­него возраста Института психиатрии АМН СССР, пред­ставляя этот случай международному диагностическому семинару, остановилось на следующем заключении: «…Остается часть случаев однократных депрессивных психозов второй половины жизни, где отграничить диа­гноз инволюционной меланхолии от МДП не представ — ! ляется в настоящее время возможным». Расхождения во мнениях о диагнозе инволюционной меланхолии на се­минаре — лучшее свидетельство спорности вопроса, не­смотря на убедительное соответствие демонстрируемого случая классическим описаниям этого заболевания. Это положение нашло отражение и в принятом заключении по результатам семинара. Было указано, что многие участники из международной и советской группы не склонны рассматривать инволюционную меланхолию как самостоятельную форму и что вопрос о природе аф­фективных расстройств в старости нуждается в дальней­шем исследовании. Принято во внимание заключение со­ветских психиатров о возможности поздней манифеста­ции эндогенного психоза с картиной Читать далее

Близость инволюционной меланхолии к МДП

Одни авторы го­ворят о отвергая ее связь с шизофренией, другие, наоборот, под­черкивают близость инволюционной меланхолии с шизо­френией. Автор, располагая собственными клинико-генеалогическими данными при поздних аффективных психозах, также подчеркивает их неоднородность. Часть из них относится к классическим формам МДП, другая представляет собой проявления шизофренической кон­ституции. Подобная точка зрения как бы подводит итог сегодняшним представлениям о характере поздних аф­фективных психозов. Необходимо также указать, что при клинико-генеалогических исследованиях инволюци­онной меланхолии авторы, отмечая ее общность с эндо­генными психозами, видят причину клинического ее своеобразия в наличии осложняющих экзогенных факто­ров  С первых этапов изучения инволюционной меланхо­лий утвердилось представление об особом значении внешних вредностей как причине этого заболевания. Уже О.Albrecht (1914) выделяет целую группу таких причин (начальный церебральный атеросклероз, сомати­ческие заболевания, психогенный фактор, климакс). Первоначально рассмотрение инволюционной меланхо­лии как констелляционной патологии не выходило за пределы исследования вопроса о причинах инволюцион­ных психозов. Затем, по мере крепнущих представлений о связях этого психоза с эндогенными Читать далее

Со­хранные старики

Первая группа — это, с неизмененными в старости интеллектуально-мнестическими функциями. Вторая — это пожи­лые, которые жалуются на забывчивость; они рассказы­вают, что не помнят, куда положили ту или иную вещь, забывают имена прежде знакомых людей. Вместе с тем у этих пожилых людей не обнаруживаются объективные клинические признаки снижения памяти, нет дефектов поведения в служебных ситуациях. Последующие пять групп, описанные этими авторами, демонстрируют воз­растающую степень органического снижения.

Разграничение старых людей по степени обнаружива­емых у них интеллектуально-мнестических нарушений производит который пси­хические изменения в старости классифицирует по сте­пени выраженности психоорганического синдрома. Пер­вые стадии возрастных изменений характеризуются от­сутствием клинических признаков этого синдрома, нару­шений памяти здесь нет. Дальнейшие стадии демонстри­руют последовательное утяжеление картины психоорга­нического синдрома. Обращаясь к описываемым различ­ными авторами группам пожилых людей, демонстрирую­щим углубление расстройств памяти по мере увеличения возраста, можно сделать ряд замечаний. Как бы мы ни выстраивали ряд последовательных возрастных измене­ний, доводя их до стадии полного выключения интеллек­туальных и мнестических функций, мы не можем уйти от вопроса о времени, когда эти изменения начинаются. Один из возможных ответов может быть сформулирован Читать далее

Возрастно-ситуационная депрессия

Жалобы на пониженное настроение — самые частые жа­лобы пожилых людей, которые слышит геронтопсихи­атр. Описывая свое психическое состояние, подобные жалобы предъявляли 44,6 % всех обследованных нами пожилых людей, находящихся в домах для престаре­лых. В большинстве своем пониженное настроение, деп­рессивная симптоматика в пожилом возрасте — свиде­тельство наличия нервно-психического заболевания. Расстройства настроения в позднем возрасте имеют все присущие им клинические признаки. Вместе с тем среди пожилых всегда оказывается возможным выделить людей, у которых весь внешний облик, характер поведе­ния заставляют предположить наличие депрессивных расстройств, хотя сами они соответствующих жалоб не предъявляют. Беседа с такими людьми укрепляет в мне­нии, что здесь имеются расстройства настроения, хотя каких-либо признаков, позволяющих диагностировать нервно-психическое заболевание, выявить не удается. Депрессивные расстройства, которым трудно найти ана­лог в другие возрастные периоды, отличают этих пожи­лых людей от больных с известными проявлениями аф­фективных неврозов и психозов. Клинические особен­ности нарушений настроения у этих стариков позволяют выделить довольно однородную группу лиц со своеоб­разной депрессией, первично возникшей в позднем Читать далее