Достижения

Ощущения слабости

Нездоровья, недомогание, болез­ненность — обязательные спутники старения. Причина их лежит в изменении или нарушении функционирова­ния в различных органах и системах за счет собственно инволюционных процессов. В той степени, как естест­венна и нормальна сама старость, естественны и нор­мальны в позднем возрасте эти неприятные, а зачастую и тягостные ощущения. Именно это положение лежит в ос­нове разграничения старческого недуга и болезни, про­водимого в отечественной геронтологии И.В.Давыдов­ским J Если болезнь — следствие неблагоприятного воз­действия чрезвычайных раздражителей внешней и внут­ренней среды, то «старческие недуги — это недуги само­го возраста и только возраста» [Давыдовский И.В., 1966]. Болезненные проявления старения (применитель­но к каждому из органов и систем) находят выражение в известных симптомах и синдромах частной медицинской патологии. Нестойкий, текучий характер смены одного симптома старения другим, множественность болезнен­ных ощущений одновременно и в разных органах, отсут­ствие прочных внутренних связей между отдельными элементами знакомых симптомокомплексов — типичные проявления общего неуклонно-поступательного движе­ния старения. Подобное явление отражает системную дезорганизацию организма в процессе старения [Войтен­ко В.П., 1982]. Применительно к этому нельзя не вспом­нить расхожее шутливое выражение, что здоровая ста­рость — это когда болит Читать далее

Тактильный галлюциноз

Ощущение посторонних мелких предметов на коже (пыль, сор, порошки) — один из частых симптомов при психических заболеваниях позднего возраста. Эта симп­томатика дополняется ощущениями на коже или под кожей живых мелких животных, вшей, червяков и т.д. Различия в силе патологических чувственных ощущений с кожи (так же как и различия в степени убежденности в исключительности этих переживаний, их трактовке) оп­ределяют большое многообразие клинических проявле­ний этого сложного синдрома. Жалобы на ощущение присутствия мелких посторонних предметов (порош­ков), которыми обсыпают больных их недоброжелате­ли,— частый симптом в картине параноидов позднего возраста. Такого рода нарушения могут носить характер единичных, эпизодических тактильных обманов, но мо­гут выступать и в картине сложных галлюцинаторных расстройств. В большей степени это относится к воспри­ятиям живых существ на коже или под кожей. В 1938 г. К.Экбом описал 7 больных в возрасте от 50 до 73 лет, предъявляющих жалобы на тягостные ощуще­ния, присутствие мелких насекомых, которые, как ут­верждали больные, поселились у них в коже или под кожей (дерматозойный бред). Высказывания отличались постоянством, поведение больных полностью определя­лось патологическими ощущениями. Заболевание про­должалось много лет, Читать далее

Возрастно-органические психозы в старости и эндогенные расстройства

Давно оставлено предположение о том, что при наличии эндогенных психозов (шизофрения, МДП) не развива­ются церебральный атеросклероз или старческое слабоу­мие. Эта точка зрения сейчас представляет лишь истори­ческий интерес. Указания на возможность комбинации в старости эндогенных психозов с мозговым атеросклеро­зом можно встретить в старой литературе. Последнее время становятся частыми сообщения о комбинациях эн­догенных психозов с атрофическими мозговыми процес­сами. Изменения клинической картины эн­догенных психозов аналогичны тем, которые претерпе­вают эти заболевания в случае, если больные шизофре­нией доживают до старости. Однако при неблагоприят­ных формах психического старения, при наличии вы­раженных возрастно-органических изменений этот про­цесс протекает во много раз быстрее и грубее. В конце концов картина эндогенного психоза «размывается» и перекрывается проявлениями грубого органического сла­боумия. По-другому обстоит дело с решением вопроса о роли возрастно-органических изменений в старости как фак­торе, провоцирующем первичное возникновение психо­тических нарушений в старости. Старый вопрос о соот­ношениях органического и эндогенного, возникший одновременно с утверждением в психиатрии нозологи­ческого направления, по-прежнему актуален и в настоя­щее время. Особый интерес к этой Читать далее

Представле­ния о констелляционной патологии

При функциональ­ных психических расстройствах позднего возраста отно­сятся к периоду формирования основных взглядов на пресенильные психозы. Это время описания и выделе­ния сначала инволюционных меланхолий, параноидов, а впоследствии и инволюционных галлюцинозов. На какой-то стадии этого процесса старые рамки «пресениль­ных психозов» утратили прежнее значение, и речь уже пошла о «функциональных продуктивных психозах», первично возникающих в старости. Нозологическая груп­па «инволюционные психозы» к настоящему времени не определена или вообще исчезла из классификаций пси­хических болезней. Поиски причин возникновения в ста­рости функциональных психических расстройств, несхо­жих с заболеваниями ранних возрастных периодов, об­ратились is сторону исследования патогенетического зна­чения многофакторности. K.Kleist (1913), выделяя ин­волюционную паранойю, иописывая пресенильные параноидные психозы, указыва­ли на суммарный характер действующих патогенетичес — кизГфакторов различной природы. Действительно, при анализе любого психического расстройства, возникшего в позднем возрасте, приходится принимать во внимание действие многих факторов, каждый из которых может иметь самостоятельные патогенетические значения. Су­щественными Р.Е.Люстерник (1926, 1927) считал биоло­гический фактор пресениума, конституционней момент и реактивно-психогенный Читать далее

Атрофический и сосудистый процесс

Однако в клинических проявлениях сочетанного течения можно наблюдать другую картину. Это относится к пресбиофрении, кото­рая может выявляться при комбинации этих двух форм органического слабоумия Пресбиофрения (корсаковоподобная форма старческого слабоумия) от­личается преимущественным нарушением памяти при со­хранных формах поведения, сохранной эмоциональнос­ти. На фоне больных с другими формами деменций эти больные производят наиболее благоприятное впечатле­ние. Как показывают клинические наблюдения, пресбиофренные картины (в случаях комбинации) возникают на первых этапах благоприятно текущих атрофических процессов, но при условии, что сосудистый осложняю­щийся процесс выражен также умеренно. Можно пред­положить, что именно симптоматика умеренного сосу­дистого процесса выявляет начальную симптоматику ат­рофического. Не будь в данном случае осложняющего процесса, пресбиофренная симптоматика осталась бы не­заметной на начальных этапах сенильной атрофии. В другом случае будь хотя бы один из этих процессов выражен грубо, указанная симптоматика оказалась бы«заслоненной» проявлениями тяжелой органической де­менции. Комбинированное течение сенильно-атрофических и атеросклеротических поражений мозга находится как бы в стороне от основной линии изучения возрастно-органи­ческих изменений психики в старости. В классификаци­ях и систематиках психических нарушений Читать далее

Патологи­ческое старение

В клинической геронтологии почти повсеместно» соотносится с болезненными, недужны­ми состояниями. Противостоит этому нормальное, или физиологическое, старение, когда признаки выражен­ных возрастных изменений и болезненные проявления отсутствуют. Если (применительно к отдельным органам И системам) такое определение не вызывает особых воз­ражений, то в отношении старения самого человека оно является достаточно неопределенным. Представление- о нормальном, физиологическом старении человека (в за* конченном виде) соответствует идеальному образу старе­ния как гармоничного и постепенного увядания. Симпто­мами такого старения, как отмечает И.В.Базилевич (1939), являются «равномерно развивающиеся процессы ослабления деятельности аппарата кровообращения, на­ружного дыхания, гемопоэза, мочеотделения, пищеваре­ния, нервно-психической сферы и органов чувств». По­добный благоприятный тип старения с возможно отда­ленным сроком завершения жизни и самим завершением ее по типу естественного отхода ко сну не исключается, и такие примеры, хотя и нечасто, но встречаются. Одна­ко едва ли можно ограничить естественное старение че­ловека этими, в общем-то редкими случаями. Практичес­ки оно является нам в виде неравномерного и негармо­ничного старения отдельных Читать далее

Инволюционные психозы

Это сборная группа, в кото­рую входят инволюционные параноиды, галлюцинозы и инволюционная меланхолия. Образование новых психо­патологических феноменов в позднем возрасте находит­ся в соответствии с неуклонным ростом числа психичес­ких нарушений по мере старения. Нет возможности перечислить все имеющиеся в старой литературе и новых публикациях указания о том, что в позднем воз­расте растет число аффективных расстройств и расширя­ются условия для формирования депрессий. F.Bronisch (1958) считает типичным для старости повышенную на­клонность к бредообразованию и ссылается в подтверж­дение этого на авторитеты видит в пожилом воз­расте повышенную готовность к галлюцинированию. Указанная общая тенденция имеет и собственно-возрас­тное содержание. Патофизиологические процессы, определяющие рост психических нарушений в старости, изменение привы­чных механизмов их образования не могут не создавать специфических условий для формирования структурно новых психопатологических образований, не известных по другим возрастным периодам. Данный процесс тесно связан со всеми особенностями и закономерностями, присущими самому старению, и имеет все черты возрас­тной инволюции. Это постепенный, длительный про­цесс, распространяющийся на весь период обратного развития. Однако на первых этапах учения об инволю­ционных психозах возникновение их не ставилось в связь Читать далее

Психопатическое поведение у акцентуированных и психопатических личностей

Оно наблюдается и в старости. Многочисленные примеры этому можно получить в из­бытке в повседневной жизни. Проводимое нами исследо­вание пожилых людей, находящихся в домах для пре­старелых, позволило выделить группу лиц с психопатаческим поведением. Это не было неправильным поведе­нием в рамках эндогенных или собственно-органических психозов. Психопатические реакции у пожилых были в основном представлены аффективной неустойчивостью, некорригируемой раздражительностью, возбудимостью и агрессивностью. В ряде наблюдений можно было гово­рить также о психопатическом поведении с преобладани­ем в характере тормозимых, астенических черт. Если в первом случае основные интересы (а по существу основ­ное содержание психической жизни этих пожилых) оп­ределялись борьбой с мнимыми обидчиками, то во вто­ром преобладали астенические черты, чувства, связан­ные с собственным физическим старением, болезненны­ми соматическими ощущениями. Как показало специаль­ное исследованиевсе эти пожилые люди в прошлом (с молодых лет) с учетом их характеро­логических особенностей могли быть отнесены к психо­патическим личностям. В прошлой жизни указанные аномалии характера компенсировались и впервые были зафиксированы лишь в старости, когда эти люди оказа­лись в условиях домов-интернатов. Надо подчеркнуть, что все сказанное о психопатиях относится лишь к пожи­лых лицам, не обнаруживающим признаков возрастно­органического снижения, а также известных Читать далее

Особенности психических расстройств у мужчин и женщин в старости

Различия в психическом складе мужчин и женщин можно причислить к излюбленным темам искусства и гу­манитарных наук. Основные формы психической дея­тельности не обнаруживают принципиальной разницы у лиц разного пола. Вместе с тем мужчины и женщины имеют значимые отличия по таким биологически важ­ным характеристикам, как жизнеспособность, болезнен­ность, смертность. Показатели жизнеспособности, опре­деляющие врожденную устойчивость к внешним небла­гоприятным факторам, и показатели заболеваемости, на­рушающей эту устойчивость, составляют в сумме то, что определяет среднюю продолжительность жизни, как и вероятность достигнуть верхних границ возраста. Как известно, средняя продолжительность жизни и способ­ность адаптироваться к внешним условиям у женщин выше, чем у мужчин. Различия в устойчивости к внеш­ним экзогенным воздействиям, разная степень подвер­женности внутренним эндогенным влияния^ у лиц раз­ного пола определяют и различия в частоте тех или иных психических нарушений у них. Различия в харак­тере и частоте психических нарушений у мужчин и жен­щин в позднем возрасте особо демонстративны, так как они выявляют истинное направление линии возрастного патоморфоза. Наконец, заключительная порция внеш­них воздействий, к которым человек Читать далее

Маниакально-депрессивный психоз

Возможность первичного возникновения МДП в старос­ти обычно споров не вызывает. Столь частые и разнооб­разные формы эффективных нарушений в позднем воз­расте не препятствуют принятию этой идеи. Аффектив­ные расстройства составляют значительную в количест­венном отношении группу среди других психических на­рушений в старости. O.Raphaelsen и соавт. (1955) отме­чали, что 80 % всех функциональных психозов позднего возраста составляют аффективные психозы, и на сегод­няшний день нет недостатка в сообщениях такого рода. По нашим данным, в общей группе психозов, первично возникших после 60 лет, маниакально-депрессивный пси­хоз составил 3,9 %, По данным Е.В.Паничевой (1975), первичная обращаемость к психиатру пожилых больных с этим диагнозом составила 8,8 %. Расхождения в циф­рах, характеризующих частоту позднего МДП, безус­ловно зависят от различий в диагностических подходах. Следует подчеркнуть, что, как и при шизофрении, ос­новные дифференциально-диагностические критерии МДП не теряют своего значения и в позднем возрасте. Для нас в этом отношении наряду с известными призна­ками (триада) первостепенное значение имеют такие симптомы, как чувство измененности, естественность, доступность, откяикаемость. Важно, что эти диагности­ческие нюансы сохраняют свое значение в старости. Не утрачивается’ в пожилом возрасте и болезненное ощуще­ние собственного бесчувствия Читать далее