Бредовые психозыв позднего воз­раста

При сравнительном изучении сборной в нозологичес­ком отношении группы можно убедиться, что основные дифференциально­диагностические критерии, используемые для разграни­чения бредовых психозов неэндогенной природы и шизо­френии, сохраняют свое значение и в позднем возрасте. Применение этих дифференциально-диагностических критериев дает опорные пункты для клинического отгра­ничения параноидов позднего возраста от шизофрении. При параноидах позднего возраста какого-либо движе­ния в эту сторону не наступает. Бред лишен чуждости, непонятности, нелепости, его содержание проецируется на ближайшее окружение, речь идет о вполне возмож­ных в быту явлениях. Отсутствуют такие особенности мышления, как оторванность от реальности, нет элемен­тов насильственное™, явлений психического автоматиз­ма. Полного выздоровления не наступает, критика к прошлым высказываниям не появляется. Несмотря на это, больные обнаруживают способность хорошо адапти­роваться во внешних условиях. Разрыва с реальной дей­ствительностью нет, хотя больные оценивают окружаю­щую обстановку как враждебную. Параноиды позднего возраста более, чем какие-либо другие формы бредовых психозов позднего возраста, оказываются тесно связан­ными с факторами внешней обстановки. Изменение ок­ружающей ситуации обычно сказывается и на картине психоза. Тесная связь обнаруживается и с изменениями сенсорного аппарата. Другими словами, параноиды позднего возраста, их возникновение, течение и отдален­ные этапы тесно связаны со всем тем, что характеризует психическое старение человека. Особое место занимает вопрос о значении преморбидных особенностей при параиоидах позднего возраста. В преморбиде у этих больных можно наблюдать довольно типичные личностные черты. Обычно это энергичные, волевые, деятельные люди, привыкшие в течение жизни надеяться в первую очередь на самого себя

Комментарии запрещены.